ГЛАВА XI - Книга Эприлинн Пайк, «Крылья»

ГЛАВА XI


Закончилась первая учебная неделя. Наслаждаясь последними теплыми деньками, Лорел и Дэвид рука об руку шли к «Книжной лавке Марка». Он поцеловал ее на прощание и отправился в аптеку, где подрабатывал после школы, а Лорел распахнула дверь в книжный.

Раздалось звяканье колокольчика, и Медди, с улыбкой взглянув на вошедшую Лорел, весело произнесла:

— Привет!

Что бы ни происходило с родителями, троллями и Авалоном, лишь Медди оставалась единственной константой в непрерывно меняющейся жизни: стоя за прилавком магазина, она всегда встречала Лорел улыбкой и теплыми объятиями.

— А где папа? — радостно спросила девушка.

— На складе. Проводит учет.

— Как всегда. — Лорел направилась к дверям, ведущим на склад. — Пап, привет! — сказала она, внимательно всматриваясь в его улыбающееся лицо.

Папа не просыпался вплоть до восьми утра следующего дня. Если не считать затекшей шеи, в целом он не пострадал. Но конечно, получил от мамы за то, что слишком много работает и слишком поздно ложится. Все обошлось, но Лорел твердо решила опытов с едой не повторять: береженого Бог бережет.

Она подсела к столу, за которым папа работал на компьютере, и провела пальцами по корешкам сложенных стопкой книг.

— Как дела в школе? — спросил папа.

— Отлично. И ненапряжно.

После Авалона учеба в школе казалась бездельем. Семь часов учебы? Не вопрос. Часик-другой позаниматься вечером? Всего-то? Пребывание в Академии сильно изменило отношение Лорел к системе обучения в мире людей. В школе, пожалуй, не хватало лишь одного — стеклянной крыши.

— Помощь нужна?

— Нет, наверное. — Папа встал из-за стола и потянулся. — Никак не могу закончить с писаниной. — Он взглянул в небольшое окно. — Погода — загляденье! Неудивительно, что сегодня все на прогулке. Кто пойдет в наш старый пыльный магазин?

— Он не пыльный, — засмеялась Лорел. — Слушай, может, мне сходить к маме? Вдруг ей надо помочь.

— У тебя кончились карманные деньги?

— Нет. Просто… я хочу наладить с ней отношения. А что, если каждая из нас ждет, пока инициативу проявит другая?..

Папины пальцы замерли над клавиатурой. Сняв очки, он обошел вокруг стола и обнял дочь.

— Молодчина! Я тобой горжусь.

— Спасибо. — Л орел махнула рукой на прощание и двинулась на выход.

Она сделала глубокий вдох и решительно отворила дверь соседнего магазина «Сила природы». После приезда из Авалона Л орел заходила сюда пару раз, не больше, но внимание к деталям поразило ее с самого начала. Над входом висел не электронный, а настоящий серебряный колокольчик, мелодично звеневший, когда за него задевал край двери. На подоконниках стояли растения в горшках, а в уголке, где был устроен японский садик, чуть слышно струился маленький фонтан. На окнах висели гирлянды со сверкающими стеклянными призмами. Лорел не без удовольствия подумала, что идея украшения окон позаимствована из ее комнаты. Несмотря на нынешние трудности в общении с мамой, работа в этом магазине привлекала девушку больше, чем в папином.

Шторы из нитей с бусинами зашевелились: в торговый зал из складского помещения, запыхавшись, вошла мама с большой коробкой в руках.

— А, это ты! Хорошо. Хоть отдохну немного. — Она со стуком поставила коробку на пол и устало провела тыльной стороной ладони по лбу. — Нет чтобы прислать товар в чем-то менее увесистом… Ты что-то хотела?

— Да вот пришла помочь. У папы сегодня все тихо. Посетителей нет.

Лорел тут же пожалела о вырвавшихся словах. Получается, она зашла к маме только потому, что не смогла помочь папе.

Мама улыбнулась. И кажется, улыбка вышла самая искренняя.

— Молодец! Я сегодня получила товар, и лишняя пара рук сейчас очень кстати. — Она засмеялась. — Папа уже может позволить себе помощников, а я пока нет.

Лорел сняла рюкзак и склонилась над коробкой, слушая пояснения по поводу содержимого (с большей частью которого девушка была знакома как раз благодаря маме), а также особых меток на полках, по которым надо ориентироваться при раскладывании баночек и коробочек.

— Я пойду заполнять заказ на следующую партию. Если что — зови! — сказала мама.

— Хорошо, — улыбнулась Лорел.

Мама улыбнулась в ответ. Пока все шло неплохо.

Девушка с удивлением обнаружила, что летняя учеба не пропала даром: она вспомнила описание очень многих трав, входящих в состав снадобий. Учебные карточки все-таки сделали свое дело!

Расставляя снадобья, Лорел невольно вспоминала свойства того или иного ингредиента: «Окопник используется для задержки роста сорняков, применяется для улучшения зрения, мазь на его основе уменьшает воспалительные процессы в организме; чабер тонизирует мозг, устраняет сонливость, а также добавляется в водоемы с декоративными карпами, так как способствует насыщению воды кислородом; отвар малинового листа эффективен для малышей-саженцев, которые отказываются есть. Для увеличения питательной ценности добавляют сахар. Придает энергию, если нужно долго не спать».

Особенно Лорел нравилось сортировать баночки с гомеопатическими гранулами, которые из-за своей сахарной оболочки для фей были совершенно безвредны. Зато в чистом виде те же самые травы оказывали на фей одно влияние, а на человеческий организм — совсем другое. Например, игна-цию люди принимают как антидепрессант, а для фей это успокоительное. Белая бриония у людей снимает лихорадку, а феями, наоборот, используется как разогревающее средство, предотвращающее обморожение. Тамани рассказывал, что стражи, охраняющие врата в горах Японии, зимой ежедневно пьют холодный отвар из белой брионии.


Лорел настолько увлеклась мыслями о Тамани, что не меньше минуты сидела с зажатой в руке баночкой с натрум муриатикум

[1]

, пока не услышала оклик подошедшей мамы:


— У тебя все хорошо?

— Что?.. Ах да. Все в порядке, просто задумалась, — пробормотала она, ныряя в коробку за очередным снадобьем.

— Ну, тогда ладно. — Мама повернулась, чтобы уйти, но вдруг сказала: — Спасибо, что забежала помочь. Я тебе очень благодарна.

Она обняла Лорел. Жест получился какой-то деревянный, принужденный. Как если бы мама была вынуждена фамильярничать с чужим человеком, вместо того чтобы просто пожать ему руку.

Раздался звонок, и мама пошла к кассе, где стоял телефон. Лорел ощутила ноющую пустоту в груди: странно скучать по человеку, который стоит в шаге от тебя, но именно это она и чувствовала. Она скучала по маме.

— Прошу прощения! — послышался сзади незнакомый голос.

Лорел обернулась: возле прилавка стояла женщина.

— Да?

— Вы мне не поможете?

Девушка мельком посмотрела на маму: та все еще говорила по телефону.

— Попытаюсь, — с улыбкой ответила она посетительнице.

— Я ищу какое-нибудь средство от головных болей. Ибупрофен уже не помогает: видимо, организм привык.

— Возможно.

— Я бы хотела перейти на что-то более натуральное, но такое же эффективное.

Лорел пыталась вспомнить, какое же средство минуту назад она положила на полку. Она тогда еще задумалась, не стоит ли приобрести нечто подобное: из-за всех недавних событий у нее и самой начались головные боли… Точно!

— Вот, возьмите. — Лорел протянула женщине баночку. — Немного дороговато, конечно, но оно того стоит. Я и себе, наверное, скоро куплю. Действует гораздо лучше ибупрофена.

— Спасибо. Попробую. — Покупательница отправилась к кассе.

Через минуту мама, выразительно глядя на Лорел, подвела женщину к витрине и вручила ей зеленый пузырек.

— Я бы посоветовала вам цикламен. Я его мужу много лет даю от мигреней. Отлично помогает.

Мама вместе с покупательницей направилась обратно к кассе, по пути объясняя ей правила употребления гомеопатии.

Она проводила покупательницу и подошла к Лорел.

— Если не знаешь, что посоветовать, обратись ко мне! — В мамином голосе прорвалась сдерживаемая злость. — Не надо хватать с полки первое, что попалось под руку! Неужели нельзя было дождаться, пока я закончу говорить по телефону? Люди приходят сюда за помощью. Имей в виду, некоторые травы не столь безобидны. — Она отчитывала дочь, словно маленького ребенка.

— Я не хватала первое попавшееся средство! — оправдывалась Лорел. — Оно и правда помогает при мигренях.

— Да что ты говоришь! Интересно же ты собралась лечить мигрень!

— В смысле?

— Ты хоть знаешь, для чего предназначен этот йохимбе? Для улучшения мужской потенции!

— Ужас! — Лорел представила, что случилось бы, начни она сама принимать злосчастное снадобье.

Она же знала, что на человеческий организм травы действуют не так, как на фей! Ну почему все устроено так неправильно!

— Вот именно, ужас! Йохимбе здесь стоит специально для одного клиента, который заказывал его на прошлой неделе. Я, конечно, «мечтала» узнать подробности сексуальной жизни моего шестидесятилетнего банкира, — сказала мама.

— Прости, — искренне раскаивалась Лорел. — Я не знала.

— А ты и не должна знать все травы. Продавец — я. Ты хотела помочь? Спасибо, но впаривать средство для повышения потенции как препарат от мигреней — это не помощь. Надо спрашивать совета, когда чего-то не знаешь. Пойми, неверно подобранной травой можно и до могилы довести. Пожалуйста, подумай о моих словах на досуге.

— Я и подумала! — Лорел разозлило мамино непонимание. — Йохимбе подошел бы мне!

Мама тяжело вздохнула и направилась к кассе.

— Я просто запуталась. — Девушка пошла за ней. — Все время забываю, что на людей травы действуют не так, как на нас. Ну, ошиблась немного.

— Давай не сейчас.

— Почему не сейчас? — Лорел с силой ударила по прилавку. — А когда? Вечером дома? Ты ведь и там не станешь обсуждать то, что я фея.

— На тон тише, пожалуйста. — В голосе мамы послышался металл: явный знак, что Лорел зашла слишком далеко.

— Давай поговорим. Наверное, здесь не лучшее место для разговора, но я больше ждать не могу. Что с нами происходит? Мы же были подругами. А теперь, когда выяснилось, что я фея, ты и слушать ничего не желаешь. Тебе даже смотреть на меня противно! А ведь прошло уже несколько месяцев! — Горло сжалось от подступившего рыдания. — Когда ты привыкнешь к тому, что я не такая, как все?

— Что за чушь!

— Разве?

Мама посмотрела дочери в глаза, и на долю секунды показалось, что сейчас рухнут все барьеры, но… ничего не произошло.

— Я расставлю гомеопатию позже. Иди домой, — тихо сказала мама, сосредоточенно разглядывая рецепты.

Лорел словно дали пощечину. Мама практически выгнала ее! Не найдя что ответить, девушка стремительно повернулась и рывком распахнула дверь. Сверху донеслось издевательское позвякивание колокольчика.

В лицо ударил порыв ветра.

«Куда же податься? Дэвид работает, у Челси тренировка — бег по пересеченной местности. А что, если поговорить с папой?»

Лорел уже собралась зайти в книжную лавку, но в последний момент передумала: не хотелось натравливать родителей друг на друга, ябедничать одному про другого. Спрятавшись за плакатом, рекламирующим новый роман Норы Роберте, она наблюдала через окно, как папа и Медди упаковывают покупателю целую кипу книг. Мужчина что-то сказал, и папа расхохотался, а Медди скромно улыбнулась.

Лорел печально побрела в пустой дом.


^ ГЛАВА XII


В школьной химической лаборатории шла первая практическая контрольная. Лорел и Дэвид с ужасом понимали, что их опыт не удался. Юноша проверял расчеты, пытаясь понять, где была допущена ошибка. Лорел сморщила нос от едкого запаха смеси, кипевшей над газовой горелкой.

— Мы ведь добавили серную кислоту? — спросил Дэвид.

— Да. Пятьдесят миллилитров. Ты уже третий раз проверяешь формулу.

— Нет, я не понимаю! Почему раствор не посинел? Две минуты давно прошли.

— Погоди, может, еще посинеет.

— Слишком поздно. Здесь написано: «В течение одной минуты после закипания раствор должен окраситься в синий цвет». Мы облажались по полной. И это еще легкая лабораторная, по словам химички. — Дэвид в отчаянии запустил руки в волосы.

По какой-то неведомой причине он решил, что четыре предмета в рамках подготовительной программы к институту будет в самый раз. Лорел так не считала: учебный год начался лишь две недели назад, а она уже вся издергалась.

— Дэвид, не переживай.

— Что значит «не переживай»? — зашептал он. — Если я не получу «отлично» по химии, мистер Клинг вышвырнет меня с подготовительного курса по физике. А я без физики никак.

— Не вышвырнут тебя с физики. Одна плохая лабораторка по химии еще ни о чем не говорит.

Дэвид снова уставился в листок бумаги.

— Еще раз проверю расчеты. Вдруг найду ошибку?

Раньше он не психовал из-за всяких пустяков, но сейчас явно был на грани срыва. Лорел тяжко вздохнула.

— Раствор просто должен посинеть, и все?

— Да, а что?

— Ничего.

Она закрыла глаза и стала медленно водить пальцами над паром. Сделав несколько глубоких вдохов, Лорел постаралась отрешиться от всего лишнего, как учили ее в Авалоне. Ощущая легкое покалывание в кончиках пальцев, она пыталась уловить отдельные ингредиенты раствора: материалов растительного происхождения там не было. Задача предстояла непростая.

— Ты чего? — шепотом спросил Дэвид.

— Не мешай.

— Ворожишь?

— Пока не знаю.

Он быстро оглянулся вокруг.

— Может, не надо?

— Боишься испортить свой «потрясающий» опыт? — съязвила Лорел.

— Боюсь, как бы ты не взорвала школу.

— Школу я не взорву! — громко сказала она, вытащив руку из пара и открыв глаза.

Ребята, работавшие за соседним столом, удивленно посмотрели на них с Дэвидом.

— Говорю же, не надо. С зельями у тебя не очень-то выходило.

С этим было трудно поспорить. Лорел до сих пор не освоила ничего нового, хотя честно упражнялась каждый день не меньше часа. Джеймисон твердил, что нельзя опускать руки и в конце концов все получится. Однако пока все старания были впустую.

— Значит, мне надо прекратить упражняться?

— Конечно нет. Но стоит ли рисковать именно на контрольной?

Лорел не слушала.

— Побудь на шухере.

— Что?

— Скажи, если мисс Персон обернется.

— Что ты задумала? — спросил Дэвид, не отрывая глаз от учительницы.

Лорел вытащила со дна рюкзака чемоданчик, который всегда носила с собой. Порывшись в пузырьках, она достала крохотную бутылочку с эфирным маслом валерианы и вылила на палец ровно одну каплю, высыпала на ладонь чуть-чуть молотой корицы из другого сосуда и стала втирать масло в порошок.

— Дай-ка ложку, — шепотом попросила она Дэвида.

— Ты все испортишь.

— Не испорчу! Сейчас точно не испорчу.

— Но…

Лорел взяла длинную ложку из нержавеющей стали, соскребла с ладони полученную смесь и быстро добавила ее в бурлящий раствор.

— Тихо, — осторожно помешивая смесь, предупредила она Дэвида.

Раствор начал медленно окрашиваться в синий цвет. Чем больше она мешала, тем более насыщенным становился оттенок.

— Так устроит?

Дэвид разинул рот от изумления.

Лорел исподтишка посмотрела на соседний стол, где стоял раствор, правильно приготовленный другими учениками. Ее синий цвет получился почти идентичным.

— Теперь скорей зови химичку, — скомандовала она, вынув ложку. — Раствор слишком горячий: цвет долго не продержится.

Дэвид бросил на нее странный невеселый взгляд.

— Очень хорошо! — раздался голос незаметно подошедшей к ним мисс Персон. — И как раз вовремя. Сейчас прозвенит звонок.

Она что-то черкнула на своем планшете и отправилась дальше.

— Стойте, мисс Персон, — не выдержал Дэвид. Она обернулась. Лорел кинула на него предупреждающий взгляд.

Повисла пауза.

Несколько секунд Дэвид боролся с собой, а потом вдруг произнес:

— Просто хотел уточнить: ничего не случится, если мы выльем раствор в раковину?

— Ничего. Только смотрите не обожгитесь. — С этими словами мисс Персон двинулась к соседнему столу.

Лорел и Дэвид стали убирать со стола. Когда зазвенел звонок, оба подпрыгнули как ужаленные.

В коридоре она взяла его за руку.

— Не дуйся! Я же тебе только что заработала «отлично».

— Ты смухлевала. А я даже не смог объяснить химичке, как именно мы подделали опыт.

— Ничего я не подделывала, — теперь обиделась Лорел, — а просто добилась того, чтобы раствор посинел. Значит, задание выполнено верно.

— Нет, не верно: мы не следовали указаниям.

— А по-моему, от нас требовалось смешать ингредиенты таким образом, чтобы получить раствор синего цвета. Вот что главное.

Дэвид тяжко вздохнул.

— Не знаю… В химии я полный ноль.

— Да ладно.

— В биологии все логично, а химия для меня — китайская грамота. Прошло только две недели, а голова уже пухнет. Как я дальше-то буду учиться? И так к каждому уроку химии готовлюсь как к экзамену.

— И поэтому ты заслуживаешь высокой оценки. Ну, помогла я тебе чуточку. Что с того? Небольшое поощрение за серьезные старания. И вообще, меня взяли на подготовительный курс по химии только благодаря тебе. А я помогу тебе попасть на физику. — Лорел слегка пихнула Дэвида локтем в бок. — Что сказала химичка? Сосед по лабораторке — все равно что член команды.

— Значит, мы не мухлевали?

— Я думаю, опыт провалился не из-за ошибки в расчетах. Дело во мне, точнее — в том, что я Осенняя фея. Химичка дала нам простое задание, надо было лишь следовать указаниям, и опыт получился бы на «отлично». А из-за моих особенностей ничего не вышло.

Он посмотрел на нее долгим взглядом.

— Наверное. Раньше, когда я четко следовал указаниям, все получалось.

— Вот видишь?

Дэвид захохотал, прислонился спиной к шкафчику и медленно сполз на пол.

— Интересно, злиться мне на тебя или балдеть от твоих суперспособностей? Задание ты выполнила, нужного результата добилась.

Лорел села рядом.

— Добилась. Значит, хоть что-то я могу!

— Можешь! — Дэвид притянул ее к себе и поцеловал в лоб. — Умница.

— Эй, хорош лизаться! — раздался крик на весь школьный коридор. Челси с улыбкой кивнула друзьям и отвернулась к Райану.

— Я до сих пор не могу привыкнуть, — улыбнулся Дэвид.

— И я тоже.

Чувствуя, что подглядывать за целующимися нехорошо, Лорел все же не могла отвести от них глаз.

— Это кто еще лижется?

— Ладно тебе, не вредничай. Лучше порадуйся за Челси: она счастлива, — укоризненно заметила Лорел.

— Очень надеюсь.

— Надо нам куда-нибудь выбраться вчетвером.

— Двойное свидание?

— Ага. Мы ни разу не тусовались все вместе. Райан вроде неплохой парень. Что касается девчонок, у него отличный вкус, — заметила Лорел.

Дэвид рассмеялся.

— Нет, у меня вкус лучше. Она вскинула брови.

— На самом деле все, с кем я целовалась, хором скажут, что самый потрясающий вкус у меня!

— Да уж, далеко не все по вкусу напоминают нектар. — Дэвид положил руку Лорел на затылок и начал целовать ее. — У тебя преимущество. Так нечестно, — пробормотал он ей в рот.

Его рука плавно соскользнула Лорел на спину.

— Ай! — вскрикнула она и отстранилась.

— Извини… — изумленно сказал Дэвид. Лорел оглянулась.

— К твоему сведению, я скоро зацвету. Через два-три дня.

Он кашлянул, скрывая улыбку, поползшую по губам, однако у него ничего не вышло.

— Ладно, не притворяйся. Я же знаю, что тебе нравится мой цветок. Теперь я хотя бы в курсе, что со мной происходит. Только спина побаливает при любом прикосновении.

— Я буду очень осторожен. — Он склонился к ней для очередного поцелуя.

Неожиданно дверь лаборатории с грохотом распахнулась, через секунду оттуда донесся оглушительный звон пожарной сигнализации, повалил густой синий дым, и надсадно кашляющие ученики выбежали в коридор.

— Скорее! Скорее! — кричала мисс Персон, поспешно выгоняя старшеклассников из лаборатории.

Синие клубы поползли по коридору, и кто-то врубил общую сигнализацию по всему зданию. Ученики ринулись к пожарным выходам.

Дэвид и Лорел медленно встали на ноги.

— Ну, угадай с трех раз, кто задымил всю школу? — лукаво произнес он.

Они глянули друг на друга и расхохотались.


Лорел стояла у зеркала в спальне и рассматривала свое отражение: над плечами виднелись кончики бледно-голубых лепестков. По возвращении папы из больницы было решено, что дома Лорел не должна стесняться своей истинной сущности… Однако решить — это одно, а действительно спуститься вниз с цветком за спиной — это совсем другое. Она собиралась выходить в школу через полчаса, поэтому все-таки лучше связать лепестки. Наверное, папа расстроится, зато мама возражать не станет.

Лорел задумчиво теребила в руках шарф. В этом году она уже знала, что цветение — это не какая-то страшная болезнь, но все равно испытывала необъяснимое волнение.

Стиснув зубы, девушка намотала шарф на запястье.

«Да, я фея и не стесняюсь этого!» — заявила она своему отражению и отправилась к двери.

Сначала Лорел спускалась по лестнице на цыпочках, а затем, не желая красться в собственном доме, будто воришка, громко затопала по ступеням.

— Ух ты!

У подножия лестницы стоял Дэвид и потрясенно смотрел на нее. Он не удержался и на миг взглянул на оголенный пупок Лорел — из-за цветка ее рубашка задралась не только сзади, но и чуть-чуть спереди. Такие изменения в одежде Дэвиду определенно нравились, а вот Лорел за год успела забыть, как неудобно, когда подвернутая рубашка давит на крохотные лепестки у основания цветка. Несколько привезенных из Авалона топов с низкими вырезами на спине, идеально подходящих для цветка, к сожалению, так и остались висеть на вешалке: для школы они явно не подошли бы.

— А ты откуда? — спросила Лорел.

— И тебе тоже доброе утро, — ответил Дэвид, вскинув бровь.

— Извини, просто не ожидала тебя здесь увидеть.

— Я уже вчера знал, что ты вот-вот зацветешь, поэтому на всякий случай решил подъехать. Вдруг помощь потребуется.

Лорел с улыбкой обняла его. На самом деле Дэвид приехал посмотреть на распустившийся цветок, но она все равно обрадовалась.

Они вошли в кухню. Мама возилась с кофеваркой, старательно глядя в сторону. Однако, пока она наливала себе кофе, пару раз мельком посмотрела на дочь.

Ссора в магазине не повлияла на отношения Лорел с матерью: ни взаимных упреков, ни извинений — будто бы ничего и не было. И от этого почему-то становилось противно. Видимо, они обе надеялись, что ситуация разрешится сама собой, да только она все не разрешалась.

— А где папа? — спросила Лорел.

Сквозь дверной проем из гостиной донесся шелест газеты.

— Я тут, — рассеянно ответил папа.

— Ваша дочь зацвела, — крикнул ему Дэвид. Папа мигом оказался в кухне.

— Серьезно? Дай-ка посмотреть.

— Трепло, — прошептала она Дэвиду. Мама схватила холщовую сумку и, выходя из кухни, бросила:

— Я в магазин.

— Но разве ты не… — начал папа.

— Я опаздываю, — сказала она, отводя взгляд. Мамин голос прозвучал очень странно: словно она хотела бы остаться, но не могла себя пересилить.

Лорел смотрела на дверь, мечтая, чтобы она отворилась и мама вошла обратно в дом.

— Ничего себе! — Папа переключил внимание на цветок. — Какой огромный!

— А я что говорила?

Родись Лорел человеком, она бы сейчас точно покраснела.

«Иногда быть растением не так уж и плохо», — пронеслось у нее в голове.

— Да, но я думал… — Папа почесал в затылке. — Я не сомневался, что ты слегка преувеличиваешь. И как ты умудрялась прятать его в прошлом году?

«Отличный вопрос, папочка!»

— А вот так!

Лорел размотала шарф, плотно обвязалась им вокруг грудной клетки и талии и опустила просторную рубашку в крестьянском стиле.

Папа кивнул.

— Впечатляет.

— Да, — ответила Лорел, хватая Дэвида за руку. — Пошли.

— А завтрак? — запротестовал папа, глядя, как она берет рюкзак.

Лорел выразительно на него посмотрела.

— Прости, не подумал.

— Кто поведет? — поинтересовался Дэвид на улице.

— Ты. Вести машину с расплющенными лепестками то еще удовольствие, знаешь ли.

— Понял. — Юноша придержал пассажирскую дверь, помогая ей усесться. — До звонка еще полчаса. Едем в школу или… — Его рука скользнула на ее бедро.

Лорел улыбнулась, и Дэвид поцеловал ее в шею.

— Мм, этот аромат невозможно забыть. — Его губы двинулись выше.

— Между прочим, папа смотрит на нас в окно!

— Ну и что? — пробормотал Дэвид.

— Понятно, это ж не твой папа. Отлепись наконец! — захихикала Лорел.

Дэвид завел мотор и начал выезжать со двора.

— Так и быть, пару кварталов потерплю.

Он посмотрел в видневшуюся в окне щель между неплотно сдвинутыми занавесками и весело помахал рукой.

— Дэвид! Щель исчезла.

— Ты нахал! Он хмыкнул.

— Твои предки без ума от меня.

И это действительно было так. Лорел втайне радовалась, что ее родители симпатизировали Дэвиду. Впрочем, иногда она не знала, радоваться или огорчаться…



3170356383391933.html
3170401038735552.html
3170482279411819.html
3170679888404595.html
3170795672638428.html