ШКОЛА - А. П. Шурбелева Экспертиза перевода


^ ШКОЛА ВЕЛЛХАУЗЕНА ДО ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ


1. Трудно охарактеризовать тот период литературного критицизма, который начался после Веллхаузена. Прежде всего надо сказать, что в своих изысканиях его сторонники все сильнее дробили текст, пытаясь выявить изначальные документы. Вместо того, чтобы говорить о J, Е, D и Р- источниках, начали ссылаться на J, Л, Р, Р, Е, Е', Ј2, ез; Р, Р', р2, р3 и т. д. Сам Куэнен начал говорить о том, что в Е-источнике содержатся определенные расширения. В 1906 году вышла в свет работа Отто Прокша (Das nordhebraische Sagenbuch. Die Elohim-Quelle), в которой автор, развивая эту идею, способствовал дальнейшему дроблению текста. Некоторые исследователи склонялись к более ранней датировке документа. Так, например, Эдвард Кениг, один из самых основательных гибраистов нашего века и, кроме того, человек, твердо верующий в сверхъестественное начало, датировал их следующим образом: Е - 1200-й год, J - 1000-й год, D - 700-650-й год, Р - 500-й год.

2. В 1908-м году Б.Д.Эрдманс предпринял серию исследований (Alttestamentliche Studien 1-IY, 1908-14), в которых предложил совершенно новую трактовку проблемы "Пятикнижия". Он был профессором в Лейдене, и в его лице ортодоксальные взгляды Абрахама Куйпера нашли сильного оппонента. Он отвергал мысль о том, что использование Божиих имен можно рассматривать как критерий для выделения различных документальных источников. С его точки зрения, рассматриваемый материал претерпел четыре стадии развития, причем, для самой ранней был характерен политеизм, а для самой поздней - монотеизм. В основе всего материала лежит характеризующаяся политеистическими воззрениями "Книга Адама", которая начинается с 1-го стиха 5-й главы "Книги Бытие" и которая была написана где-то до 700-го года до н. э. Позднее к ней присоединили так называемую "израильскую" рецензию, которая тоже характеризовалась политеизмом. Однако после того, как было открыто Второзаконие, более ранним сочинениям придали монотеистическую направленность, и после вавилонского плена весь этот материал претерпел дальнейшее расширение.

В этих четырех книгах Эрдмане сознательно противостоял теории документов и не принимал идею о том, что пророческие книги предшествуют Закону. Надо, однако, сказать, что его идеи не нашли широкого признания.

3. В 1909 году английский юрист Ганнер Винер опубликовал первую из нескольких своих работ, посвященных проблеме "Пятикнижия". Критикуя теорию документов, Виннер обращался к Септуагинте, где употребление Божиих имен в какой-то мере отличалось от принятого в масоретском тексте. Признавая, что в "Пятикнижии" действительно есть отрывки, написанные после Моисея, он, тем не менее, утверждал, что в общем и целом они отражают его дух. Он стремился решить проблему предполагаемых несоответствий (особенно между различными законодательными постановлениями) и часто делал это довольно успешно. В целом, однако, надо сказать, что ему не столько удалось представить свою какую-то позитивную реконструкцию предполагаемых источников, сколько опровергнуть точку зрения Веллхаузена.

4. В 1910 году Эрнст Селлин опубликовал свое "Введение", в котором придал теории развития ракурс, обычно в ней отсутствующий. Он считал, что "Пятикнижие" возникло из источника Яхвиста, однако задался следующим вопросом: "Почему, когда возникает более поздний источник, ему никогда не удается претворить в жизнь намерения его автора, стремящегося вытеснить уже существующий источник?" С точки зрения Селлина, ответ надо искать в том, что эти источники использовались в литургическом богослужении.

5. Особый интерес представляют исследования И. Дахзе, которые достигли своей кульминации в его "Критических материалах к вопросу о Шестикнижии" (Texthritische Materialen zur Hexateuchfrage, 1912) и в которых он обстоятельно исследовал характер употребления Божиих имен в Септуагинте, указав, где именно наблюдаются расхождения с еврейским текстом. Кроме того, он показал, сколь несостоятельны попытки рассматривать имена Иакова и Израиля как указания на различные литературные источники. Книга Дахзе вне всякого сомнения нанесла сильный удар теории документов. Сам Веллхаузен признал, со она затрагивает ее уязвимое место.

6. В 1912 году представитель школы Веллхаузена Рудольф Сменд опубликовал свою работу, посвященную анализу рассказа в Шестикнижии (Dir Erzahlung des Hexateuchs auf ihre Quellen untersucht). В этой книге он отстаивал свою собственную теорию документов, и, поскольку его взгляд нашел сторонников, мы можем говорить о рождении новой теории документов. Суть этой теории заключается в том, что существовали два Яхвиста, на что намекал уже Илген и о. чем в 1885 году говорил Чарльз Брастон. Обозначив эти два яхвистских источника буквами J' и Р , Сменд считал, что за ними стоят два различных автора, которые продолжали свою работу на протяжении всего Шестикнижия. В то же время он настаивал на единстве Е-источника и не признавал, что он состоит из многих добавлений. Что же касается источников Р и D, то для них, как он считал, характерно множество добавлений.

7. Мощную атаку на весь этот спорный анализ предпринял Вильгельм Мелер. В 1912 году появилась одна из его самых убедительных работ, вышедшая под названием "Против деления на источники" (Wider den Bonn der Quellenscheidung). В этой книге Мелер анализирует доводы в пользу теории документов и ясно показывает их слабые места. Он настаивает на том, что Пятикнижие обладает единством и целостностью, причем делает это весьма убедительно.

^ ОТ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ ДО НАШИХ ДНЕЙ

а. Школа критики формы.


В 1901 году была опубликована работа, в зародыше содержавшая ту точку зрения, которой суждено было нанести мощный удар теории Графа-Куэнена-Веллхаузена. Это были "Сказания Книги Бытие" (Die Sagen der Genesis) Германна Гункеля, ставшие введением к его пространному комментарию на эту библейскую книгу. С его точки зрения рассказы, или сказания (как он их называет), содержащиеся в Книге Бытие, представляют собой те истории, которые бытовали среди бедных израильтян. Их передавали из поколения в поколение, одно столетие за другим, до тех пор, пока они не приобрели определенную форму. После этого они были записаны. В Книге Бытие представлены лишь некоторые из них. Поначалу они не были связаны между собой, однако постепенно сгруппировались вокруг какой-то популярной фигуры, например, вокруг Авраама или Иакова. В какое-то время до наступления эпохи пророков эти истории были сведены в небольшие собрания, похожие на те, которые сгруппировались вокруг Аврама. Позднее они были собраны в более пространный свод и стали представлять из себя документы, известные как Яхвист, Элогист и т. д. Наконец и эти были сведены воедино. Таким образом, единицей исследования является отдельное сказание. Однако надо сказать, что такой подход по сути дела упраздняет самобытные особенности предполагаемых документов.

Согласно Гункелю нельзя сказать, что эти саги обладают обязательной исторической достоверностью. Это просто фольклор, который можно найти и у других народов. Таким образом, было бы большой ошибкой рассматривать их как аллегорию, поскольку они таковыми не являются. Это рассказы, и задача исследователя заключается в том, чтобы определить их изначальную форму. Между теорией Гункеля и старой теорией фрагментов, появившейся в прошлом веке, существует определенное поверхностное сходство. Мы видели, что теория фрагментов оказалась несостоятельной - в основном из-за наличия перекрестных ссылок - однако к теории Гункеля это неприменимо, поскольку он считает, что библейские документы - это не результат творчества каких-то авторов, а просто собрание сказаний.

Таким образом, получается, что изначальная форма этих сказаний датируется довольно древними временами, что совершенно расходится со схемой, предложенной Веллхаузеном. Кроме того, поскольку предполагается, что эти сказания по природе своей похожи на сказания других народов, их можно понять только с помощью археологии, сравнительного религиоведения и так далее. Таким образом, о методе Гункеля можно говорить как о сравнительном религиоведении. Благодаря такому подходу в сочинениях Гункеля можно найти много ценных сведений, а также много подлинно экзегетических прозрений.

Гункель продолжал исследования, соотнося свои положения с другими ветхозаветными книгами. Здесь уместно вспомнить Гуго Грессмана , который в таком же контексте сделал обстоятельный анализ Книги Исхода. Многие ученые примкнули к этому направлению, и среди них можно назвать Ганса Шмидта, Макса Халлера и Зигмунда Мовинкеля.


б. Новая теория документов.


Заявив о том, что на самом деле существовали два яхвистских автора, Сменд вновь поднял вопрос о наличии изначальных библейских документов.

1. В 1916 году Вальтер Эйхродт выпустил книгу под названием "Источники Книги Бытие", первая часть которой появилась годом раньше как его докторская диссертация. В этой книге он попытался достичь двух целей. С одной стороны, он стремился опровергнуть Эрдманса, а с другой - еще прочнее обосновать гипотезу Сменда, и, в частности, мысль о том, что мы имеем дело с двумя яхвистскими писателями. Этого он задумал достичь, занявшись исследованиями рассказов о патриархах. В 1921 году примерно то же самое предпринял и Мейнхольд.

2. В 1922 году Отто Эйсфельд придал этой теории классическое выражение (в ней, по сути дела, речь шла о пяти документах). В своем "Синопсисе Шестикнижия" источник JH он обозначил как "Laienquelle" (то есть, светский источник), поскольку считал его самым секулярным. Источник W он обозначил просто как Е. Таким образом, с точки зрения Эйсфельда можно говорить о пяти документах, которые обозначаются как LJED Р. В этой работе он совершенно ничего не говорит о Книге Левит, а также о первых тридцати главах Второзакония. Свои доводы он, в основном, утверждает на идее двойных повествований и, учитывая их наличие, стремится найти предполагаемые четыре документа. Он считал, что нашел около пятидесяти отрывков, в которых просматриваются эти четыре аспекта, и в результате пришел к выводу, что четырехчастную структуру повествования можно считать доказанной. в. Исследование "Священнического кодекса ". 1. В 1924 году Макс Лер возобновил исследование проблемы Шестикнижия, в ходе которого отверг, по сути дела, существование так называемого "священнического кодекса". Он считал, что мысль о независимом существовании такого документа, якобы содержащегося в Книге Бытие, исходит из ложной предпосылке. С его точки зрения в наше Шестикнижие Ездра включил сочинение, содержащее определенные литературные единицы средней величины. В результате вновь ожила теория фрагментов. Кроме того, можно назвать Вольца, который тоже подверг критике целостность "Священнического кодекса".

2. Особое значение имеет работа Герхарда фон Рада, вышедшая под заголовком "Священнический кодекс в Шестикнижии" (1934). В этой работе фон Рад пытался доказать, что так называемый Р-источник не является целостным и что на самом деле существуют два независимых друг от друга сочинения: Ра и Рб. Согласно фон Раду оба документа тесно связаны между собой, причем один из них имеет священнический характер и является более точным в том, что касается дат и имен. Исходя из этого, можно сказать, что он представляет более развитую стадию развития.

г. Исследование Книги Второзакония.


Если предположить, что негативная критика дает достоверные результаты, то в таком случае надо сказать, что Книга Второзакония была написана во времена царствования Иосии и что проведенная им реформа была реформой Второзакония. На самом деле Книга Второзакония была столь важной, что кто-то назвал ее ахиллесовой пятой критики Пятикнижия. Позицию Веллхаузена по отношению к этой книге никак нельзя назвать обоснованной.

1. В 1914 году Иоганнес Гемпель выдвинул точку зрения, согласно которой священник, предложивший централизировать богослужение, отредактировал Второзаконие, включив в него древнее храмовое правило эпохи Соломона, а также материал, связанный с законодательством и военными постановлениями. В 1920 году Гарольд Винер опять взялся за перо и снова стал критиковать позицию Веллхаузена. В том же году появилась статья Г. Р. Берри, который тоже критиковал Веллхаузена, утверждая, что кодекс, найденный в Храме, был не Второзаконием, а Законом Святости. Тогда же Р. X. Кеннет заявил, что Второзаконие было результатом вавилонского плена и возникло в Палестине в то время, когда, как предполагается, сыны Аароновы заняли в храме место священников Садока. В основном, эта точка зрения была воспринята и другими.

2. В 1923-м году Гюстав Гельшер опубликовал свою работу "Композиция и происхождение Второзакония", где утверждал, что законы и идеалы, нашедшие выражение в этой книге, носили утопический характер и, следовательно, не могли возникнуть в эпоху существования иудейского государства. Скорее всего они возникли тогда, когда этого государства уже не существовало и когда иудеи перестали быть независимым народом. Кроме того, Гельшер считает, что в пророчествах Иеремии, а также Иезекииля рассказывается о тех злоупотреблениях, которые во Второзаконии были запрещены и которые наверняка были бы исправлены, если бы Второзаконие действительно было бы книгой, породившей реформу царя Иосии. Исходя из этого Гельшер считал, что Второзаконие было написано во время вавилонского плена или после него. С другой стороны, Т. Острайхер считал, что оно появилось задолго до эпохи царя Иосии. В 1924 году В. Стерк заявил, что 12 глава Второзакония не относится к идее централизации богослужения в Иерусалиме.

3. В 1924 и 1932 годах были опубликованы работы А. К. Уэлча," в которых автор выдвинул довольно убедительные аргументы в пользу того, что Второзаконие было написано раньше. Он утверждал, что во всей книге существует только один отрывок, где идея централизации святилища выражена четко и ясно. Конфликт, описанный в ней, - это не конфликте между каким-то одним и многими святилищами, а противоборство между поклонением Яхве или Ваалу. Содержащиеся во Второзаконии установления берут начало в ранней монархии, а может быть, были написаны даже раньше и к тому же в Северном Израиле.

4. В 1925 году на передний план вновь вышел Вильгельм Мелер, убедительно доказывавший, что автором Второзакония был Моисей. Как явствует из самого названия его книги (Ruckbeziehungen des 5. Baches Mosis auf die viver ersten Bucher), Мелер пытался показать, что во Второзаконии содержится отсылки и указания на четыре более ранних книги.

5. В 1929 году была опубликована диссертация Герхарда фон Рада, в которой автор тоже отвергал мысль о том, что Книга Второзакония легла в основу реформы царя Иосии. В другом своем исследовании он приписывал ее появление левитам, пожелавшим восстановить традицию древней сихемской амфиктионии.

Никто, конечно, не может сказать, в каком направлении будут развивать дальнейшие исследования Книги Второзакония, однако можно сказать, что ахиллесова пята была поражена, и сегодня у школы Веллхаузена нет тех сторонников, которые были тридцать лет назад. д. Некоторые современные тенденции.

1. Мы видели, что Сменд и его школа разделили так называемый J-источник на два, фон Рад сделал то же самое с Р-источником, а Книгу Второзакония датировали временем как до реформы Иосии, так и после нее. Гипотетический Е-источник тоже не избежал такого анализа. В своей работе, вышедшей в 1933 году (Der Elogist als Erzahler ein Irrweg der Pentateuchkritik?) (1933), (Пауль Вольц и Вильгельм Рудольф выдвинули интересный тезис, который, однако, не нашел широкого признания. Авторы ограничились исследованием Книги Бытие, причем Вольц анализировал 15-36 главы, а Рудольф -рассказы о Иосифе. Согласно этим авторам Е-источник нельзя считать независимым, и по сути дела, он просто представляет собой позднейшую редакцию J-источника и, по-видимому, возник в школе Девтерономиста.

В более поздней работе, вышедшей в 1938 году Рудольф распространил этот тезис на все остальное Шестикнижие. Источник Яхвиста превращается в основополагающий материал, к которому Рудольф предписывает и все последующие разделы, обычно относимые к Элогисту.

2. В 1914 году позиция Веллхаузена была подвергнута критике со стороны Эдварда Кенига и Эдварда Нэйвила. Что касается Кенига, то он, главным образом, пытался опровергнуть, тот тезис, который развивал Дахзе. Нэйвил же написал несколько глубоких книг и статей, в которых утверждал, что автором Пятикнижия был Моисей. Нэйвил считал, что Моисей написал его аккадской клинописью, Ездра перевел на арамейский и со всем незадолго до начала христианской эры оно было переведено на еврейский.

3. Необходимо вспомнить Д. Гофмана и Б. Якоба, двух еврейских исследователях. Гофман глубоко и убедительно критиковал Веллхаузена, а Якоб выступал против теории документов в целом.

4. В 1918 году Эдгар Шеффильд Брайтман опубликовал свои "Источники Шестикнижия", где представил тексты различных гипотетических документов. Эта работа дает читателю возможность сразу же увидеть, на какие же источники обычно разделяется Пятикнижие. Работа может служить очень полезным справочником.

5. В 1919 году Мартин Кегель начал публикацию нескольких статей, самая известная из которых вышла под заголовком "Прочь от Веллхаузена!" В ней он критикует некоторые основные принципы теории развития.

6. В 1924 католический исследователь А.Санда предпринял попытку позитивного повествования проблемы Пятикнижия. С его точки зрения Книга Бытие была написана самим Моисеем, а все остальное - Иисусом Навином на основании дневников Моисея или под его диктовку; после того, как в эпоху царствования Иосии было найдено Второзаконие, все книги были объединены и приобрели форму Пятикнижия.

7. В 1924 году Д. К. Симпсон опубликовал свою "Критику Пятикнижия", в которой, отстаивая теорию развития, в основном спорил с Дахзе и Виннером.

8. В 1931 году Вильгельм Мелер выпустил в свет свою книгу "О единстве и подлинности пяти книг Моисея", где продолжал отстаивать точку зрения, согласно которой автором Пятикнижия был Моисей.

9. В 1934 году У. Кассуто заявил, что Книга Бытие представляет собой органическое единство и что она появилась в конце царствования Давида.

10. В 1927-м году И. Моргенштерн опубликовал свою книгу под названием "Древнейший документ Шестикнижия", в которой утверждал, что кроме источников J, Е, D и Р существовал и К-источник (кенейский), сохранившийся лишь фрагментарно. Предполагалось, что К-источник лег в основу реформы царя Асы (ЗЦар. 15:9-15).

11. В 1935 году вышла работа И. X. Гетца, в которой он утверждал, что автором Книги Второзакония был Моисей.

12. В 1936 году Зигмунд Мовинкель обнаружил, что в первых одиннадцати главах Книги Бытие помимо Р-источника содержатся еще две линии повествования. Одна из них принадлежит Элогисту, причем Мовинкель считает, что это работа редактора (RJe).

13. В 1941 году вышло пространное "Введение" Р. X. Пфайфера, в котором автор изложил точку зрения, представленную им раньше. Он считает, что в Книге Бытие содержится четвертый источник, а именно, источник S (South или Seir). Пфайфер считает, что S-источник делится на две части: он присутствует в первых одиннадцати главах Книге Бытие, отсутствует в Р-источнике и частично присутствует в 14-38 главах Книги Бытие.

14. В 1943 году Освальд Эллис издал работу под названием "Пять Книг Моисея", где, довольно убедительно опровергая теорию документов и теорию развития, настаивал на том, что автором первых пяти ветхозаветных книг является Моисей.

15. В 1948 году вышла в свет работа Мартина Нота (Ueberlieferungsgschichichte desPentateuchs), ознаменовавшая довольно сильный поворот в критическом направлении. Нот утверждал, что "девтерономическая" история начинается в самой Книге Второзакония и продолжается вплоть до вавилонского плена.

16. В 1945 году вышла в свет работа Ивена Энгнелла, в которой автор признает выводы Нота относительно материалов Второзакония. От них он отделяет первые четыре книги, которые называет "Четверокнижием". Энгнелл считает, что первые четыре книги, содержащие по большей части довольно древние литературные предания, были отредактированы довольно поздно. Автор проводит различие между простым повествованием (рассказами) и законодательными установлениями и, следовательно, между Книгой Бытие, с одной стороны, и между Книгой Чисел, с другой. Он не столько стремится к тому, чтобы выявить какие-то "документы" в смысле старой критической школы, сколько определить наличие преданий и изначальных литературных единиц. Энгнелл считает, что рассказы, содержащиеся в Книге Бытие, в течение многих лет существовали в форме устных преданий, затем были записаны и отредактированы, причем в последний раз с ними, по-видимому, работал редактор Р-источника. Последняя редакция Четверокнижия, вероятно, была проделана после вавилонского плена. Мы не можем определить, является ли оно (как предание) древнее Второзакония.

17. В своем первом исследовании еврейских исторических материалов' Гюстав Гельшер, анализируя источник Яхвиста, возводит его к 3-й Книге Царств (ЗЦар. 12:19). В своих позднейших исследованиях он анализирует источник Элогиста, причем вместе с другими ранними материалами, обычно приписываемыми Р-источнику, приписывает его второму Яхвисту и утверждает, что Е-источник в последний раз прослеживается в 4-Книге Царств (4Цар. 25:30).

18. В 1946 году Р.Бринкер опубликовал свое исследование "Роль святилищ в раннем Израиле", где утверждал, что Священнический кодекс восходит к торе О старого хананейского святилища в Гаваоне. (В то время, как Самуил и другие после объединения составили Второзаконие).

19. В 1948 году Катберт Симпсон" предпринял основательную попытку выявить и определить границы материалов Яхвиста, второго Яхвиста и Элогиста. Его взгляды были основательно исследованы и подвергнуты критике Отто Эйсфельдтом.

20. Когда Эдвард Робертсон заявил, что для более ясного понимания периода судей необходимо больше внимания уделить самарянским источникам, проблема обрела несколько иной акцент. В 1950 году он опубликовал свою "Проблему Ветхого Завета", где, датировав Второзаконие эпохой царствования Самуила, вновь подчеркивал важность самарянского предания.

21. В 1949 году в своем "Моисеевом предании" Ф. В. Виннет утверждал, что Книга Исхода и Книга Чисел представляют собой цельное и последовательное предание, которое берет начало в северном Израиле. После падения Самарии оно было пересмотрено южанами, в результате чего возникла Книга Второзакония. После вавилонского плена это предание было вновь пересмотрено.

22. Обсуждая проблему Шестикнижия, католический исследователь А. ван Хунакер настаивает на авторстве Моисея, и принимает теорию документа. Его заметки по этому поводу были собраны и изданы Ж. Купоном. ^

23. 1953 году сам Ж. .Купен в своей книге "Хроника Ветхого Завета, проблема Шестикнижия" сделал полезный и важный обзор последних исследований, посвященных этой проблеме. Он показал, что в различных источниках Шестикнижия чувствуется величие личности Моисея и сказывается его влияние.

24. Мы уже упоминали об Умберто Кассуто, который решительно критиковал теорию документа. В 1941 году он на еврейском языке прочел восемь лекций, посвященных этой теории, а затем в 1944 году на еврейском же опубликовал комментарии на первые шесть глав Книги Бытие (Быт.. 1:1-6:8). В 1951 году появился его комментарий на книгу Исхода, а спустя два года, в 1953 году, эта работа была переиздана. В работах Коссуто много ценного, однако теорию документов можно было бы подвергнуть более сильной критике.

25. В 1954 году была опубликована работа католического исследователя И.Штеймана, в которой автор, анализируя Пятикнижие, считал, что значительная часть предания и даже материалов, легших в основу Пятикнижия, принадлежит Моисею.

26. В 1955 году появилась работу И. Леви "Возрастание Пятикнижия", в которой автор предложил теорию, призванную заменить, как он полагал, теорию документов Веллхаузена. Эта замена, однако, была таковой, что число ее приверженцев оказалось невелико.

27. В 1955 году В. Дж. Мартин опубликовал свою работу под названием "Стилистические критерии и анализ Пятикнижия", в которой, настаивая на исторической достоверности Писания, привел несколько убедительных соображений, касающихся стиля м анализа Пятикнижия.


ВЫВОД


Более двух веков прошло с тех пор, как Жан Астрюк впервые предпринял серьезную попытку разбить Книгу Бытие на документы. Он был в восторге от проделанной работы, поскольку ему казалось, что она прошла успешно. Однако последующее состояние дел в этом вопросе не позволяло и не позволяет разделить его точку зрения. История выявления предполагаемых документов показывает, что ученые-библеисты не слишком преуспели в этом вопросе.

Мы, наверное, не ошибемся, если скажем, что большинство современных исследователей, не считающих Моисея автором Пятикнижия, придерживаются теории четырех документов, располагаемых в следующем порядке: J D Ей Р. Однако даже они, по-видимому, склоняются к тому, чтобы датировать J и Е источники более ранним периодом. Пока что нельзя в полной мере определить степень влияния работ Вольца и Рудольфа, Эйсвельда, Уэлча и фон Рада, поскольку они были опубликованы совсем недавно. Тем не менее, они являются провозвестниками того, что времена меняются и, кроме того, свидетельствуют о том, что традиционное определение источников как J, Е, D, Р, принятое школой Веллхаузена, постепенно отходит в прошлое.

Хотя теория документов в основном отстаивается теми, кто не считает Моисея автором Пятикнижия, сама по себе она имеет калейдоскопическую природу и постоянно меняется. Не стоит удивляться, если в будущем "обычный" порядок расположения документов (J Е D Р) начнет претерпевать серьезную перестановку. Складывается впечатление, что работы Эйсфельдта, фон Рада и других указывают на такую возможность (см. приводимую ниже схему).

Как бы там ни было, но сделав краткий обзор истории критики Пятикнижия, мы отважимся и на несколько замечаний.

1. Аргументы, авторы которых стремятся доказать историческую неподлинность той или иной части Пятикнижия, и которые основываются на теории эволюционного развития израильских религиозных институтов, надо признать неубедительными. Становится очевидным, что попытка воссоздания истории Израиля, связанная с именем Веллхаузена, зиждется на философии Гегеля ( тем более, что сам Веллхаузен говорил, что обязан Гегелю и Ватке). Если мы стремимся, вопреки ясным утверждениям Священного Писания, поставить во главу угла именно такую философию истории, мы поступаем ненаучно. Таким образом, поскольку теория развития в том ее виде, в каком она обычно излагается, отрицает возможность особого сверхъестественного вмешательства Бога в историю Израиля, ее саму надо отвергнуть как ненаучную и неспособную адекватно объяснить соответствующие факты.

2. Любая теория, которая в основу выявления гипотетических документов кладет характер использования Божиих имен, обречена на провал, поскольку эти имена не являются достаточным основанием для такого анализа. Использование Божиих имен в текстах Рас Шамры свидетельствует о том, что их нельзя рассматривать как критерий.

3. Складывается впечатление, что самым сильным аргументом в пользу теории документов является наличие предполагаемых дубликатов и параллельных отрывков, однако на самом деле это вопрос экзегезы. Можно ли говорить, что мы действительно имеем дело с дубликатами и параллельными отрывками? Мы утверждаем, что тщательное экзегетическое исследование таких отрывков покажет, что они вовсе не являются дубликатами. Мы протестуем против постоянного утверждения о том, например, что в Книге Бытие содержатся параллельные рассказы о творении. Если экзегезе позволят сохранить свое главенствующее положение, то анализ предполагаемых документов окажется несостоятельным


ИСТОРИЯ КРИТИКИ Пятикнижия

ТЕОРИЯ
^ ОСНОВНЫЕ ПРЕДСТАВИТЕЛИ

18-Й ВЕК

РАННЯЯ ТЕОРИЯ Астрюк (1753)* ДОКУМЕНТОВ Эйхгорн (1780-1783 JE) (В Книге Бытие Илген (1798; El Е2 J) два основных документа)


19-Й ВЕК


ТЕОРИЯ Геддес(1800) ФРАГМЕНТОВ Фатер (1802-1805) (Распространяющаяся Де Ветте (1806-1807) на все Пятикнижие) Гартманн (1831)

ТЕОРИЯ Эвальд ДОПОЛНЕНИЙ (1830; Шестикнижие) (Основной документ Е, фон Болен дополненный материалами (1835; Бытие) из других источников) Блеек (1836; Бытие) Стэхелин, фон Ленгерке, Делич, Тух (1843-1858)

ТЕОРИЯ Эвальд (1840-1845; КРИСТАЛЛИЗАЦИИ пять повествователей,

три окончательных редакции); Кнобель ( 1861; Е, Книга Праведных, J D (; Шредер (1869; El Е2, переработанные J-D)

ВИДОИЗМЕНЕННАЯ Гупфельд ( 1853; El Е2 J D) ТЕОРИЯ ДОКУМЕНТОВ (P - El Гупфельда - EJD)

ТЕОРИЯ Граф (1866; Е JPD РАЗВИТИЯ или J Е DP (; (Основополагающий документ Куэнен (1869-1870) Элогиста является позднейшим. Кайзер (1874) а не самым ранним) Веллхаузен (1876-1877)

20-Й ВЕК

НОВАЯ ТЕОРИЯ Эйхродт ( 1916) ДОКУМЕНТОВ Айссфельдт (Два источника Яхвиста - Сменд) (1922; L - JI Сменда -

JEDP)

Исследования "священнического фон Рад (1934;

кодекса"; JEDPIp2);

Исследования Книги Второзакония Гельшер (1923;

после Иисуса Навина); Острайхер (1923; до Иисуса Навина); Уэлч (1924,1932; Меллер (1925; авторство Моисея); фон Рад (1929; после Иисуса Навина);

Документ Элогиста Вольц, Рудольф (1933; J D Р)

(* - Даты в левой колонке указывают на время первой публикации основных работ: наименование работ дается по ходу изложения).

4. Есть, конечно, определенные трудности в признании того, что Моисей сам написал Пятикнижие. Однако они почти незаметны на фоне тех громадных проблем, которые встают перед любой другой теорией написания этих пяти книг. Тем не менее, надо признать, что существуют некоторые моменты, не получившие достаточного рассмотрения.

1). Во-первых, вполне возможно, что, составляя Пятикнижие, Моисей пользовался выдержками из уже существовавших письменных документов. Если это так и было, то этот факт позволяет объяснить некоторые трудные моменты. В определенных случаях этим, например, можно было бы объяснить различное использование Божиих имен в Книге Бытие.

2). С другой стороны, надо помнить, что Библия, рассматриваемая в плане творчества библейских писателей, была написана на Востоке. Некоторые параллели, встречающиеся в античных памятниках, показывают, что человек восточного менталитета не всегда излагал свой материал в так называемой логической последовательности, характерной для человека запада. Тот факт, что Пятикнижие, воспринятое в ракурсе творчества человека, появилось на Востоке, в какой-то мере может объяснить характерную для него форму. Ясно, по крайней мере, одно: сложный метод литературной компиляции, являющийся постулатом для сторонников документального анализа, нигде на Древнем Востоке не находит параллелей.

3). Кроме того, уместно задать вопрос, был ли кто в истории Израиля подготовлен лучше Моисея, чтобы написать Пятикнижие? Чтобы сделать это, он располагал временем, опытом и ученостью, и, кроме того, будучи основателем теократии, он располагал всеми необходимыми сведениями. Внутренний план и структура Пятикнижия говорят о том, что его писал великий ум, но кто, кроме Моисея, мог создать такое произведение?

Более двух веков были потрачены на то, чтобы провести исчерпывающие исследования, однако и они не смогли найти удовлетворительную альтернативу тому овеянному временем библейскому взгляду, что автором Закона был сам Моисей. Следовательно, нам остается только признать, что Пятикнижие явилось результатом деятельности великого законодателя Израиля.


^ ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

ПРОРОКИ

Второй раздел ветхозаветного канона называется "Пророки", однако в основном, не потому, что содержащиеся в нем книги имеют пророческое содержание, а потому, что их авторы были пророками. Первая часть раздела - это Ранние Пророки (сюда входят книга Иисуса Навина, книга Судей и четыре книги Царств). В еврейской Библии 1-я и 2-я книги Царств (1-я и 2-я книги Самуила), а также 3-я и 4-я книги Царств соответственно сведены в одну книгу.

Четыре книги Ранних Пророков были написаны анонимными авторами. В их сочинениях описывается и объясняется история отношений Бога с теократическим государством с момента вступления израильтян в Ханаан и до тех пор, когда с началом вавилонского плена теократия была уничтожена. Эта история создает необходимый фон для правильного понимания Поздних Пророков. Без этой пояснительной истории многое в них было бы непонятно. Однако здесь мы имеем не только дополнение к более поздним пророческим книгам, но и необходимое завершение той истории, которая содержится в Пятикнижии. История Израиля истолковывается в них в соответствии с принципами основополагающего Закона. Великое законодательное основание нации было заложено, и теперь история народа должна излагаться в свете этого законодательного порядка, а отсюда проистекает и значимость Ранних Пророков.

Второй раздел Пророков известен под названием Поздних, или Записывающих, Пророков. По-видимому, термин "поздние" относится не столько к исторической хронологии, сколько к тому факту, что данному разделу предшествуют Ранние Пророки. О поздних пророках иногда говорят как о записывающих, поскольку они являются авторами тех примечательных литературных произведений, которые и включают в себя содержание этого раздела. Для того, чтобы эти пророчества сохранились в неизменном виде (см. Иез. 30:2; 36:1), их записывали (Ис. 8:1 и след.; 30:8; Авакум 2:2 и след.) Можно предположить, что в некоторых отрывках (Иер. 36:4; Ис. 8:16 и т. д.) содержатся сведения относительно того, как эти пророчества записывались. Иногда пророк под водительством и покровительством Духа Божьего, записывал значительные отрывки своей вести вскоре после того, как изрекал их устно. С другой стороны, вполне возможно, что некоторые из пророчеств устно никогда не возвещались и представляют собой лишь литературные произведения.

Следует сказать, что школа "истории предания" возражает против последнего предположения. Следуя основополагающей работе Германа Гункеля, представители этой школы утверждают, что первоначально пророческая весть изрекалась устно. Гункель полагает, что пророки были не писателями, а ораторами, и если, читая пророчество, мы думаем, что они были написаны чернилами на бумаге, мы сразу же ошибаемся. Более того, Гункель считает, что первоначальные вести пророков были краткими и отрывочными. Наша задача заключается в том, чтобы, снимая традиционные напластования (как письменные, так и устные), добраться до этих первоначальных самостоятельных речений, которые и возвещались пророками под вдохновением.

Согласно данной школе, вокруг каждого большого пророка собиралась группа учеников, которые передавали дальше все, что тот возвещал. Поначалу это делалось устно, а позднее все эти устные отрывки стали записываться. Здесь необходимо упомянуть о концепции так называемой "общей личностности": согласно представителям данной школы между пророком и его учениками существовала связь, напоминающая связь головы и тела. В силу такого предположения среди ученых, отстаивавших эту точку зрения, нет единого мнения относительно того, можно ли восстановить слова, сказанные самим пророком. Энгнелл говорит, что это невозможно, Бентцен считает, что трудно, но тем не менее, возможно, а Мовинкель отвечает утвердительно.

Мы считаем, что метод, который использует школа "истории предания", должен быть полностью отвергнут, в его основе лежит скептический подход к проблеме, и, кроме того, он крайне субъективен. По сути дела отрицается и разрушается прекрасная гармония и единство, которые видны в пророческих книгах.' К Поздним Пророкам относят Исайю, Иеремию, Иезекииля и двенадцать малых пророков. Произведения последних иудеи рассматривали как одну книгу. Названный порядок был принят как в еврейских манускриптах, так и в Септуагинте. Однако в Бабе Батре (Baba Bathra) содержится следующее утверждение: "Наши учителя учили, что порядок Пророков таков: Иисус Навин и Судьи, Самуил и цари, Иеремия и Иезекииль, Исайя и Двенадцать".

Такой порядок, однако, обусловлен богословскими соображениями, и объяснение дается здесь же: "Но как? Исайя предшествует Иеремии и Иезекиилю, и посему его надо поставить во главе. Но вот ответ: Книга Царей завершается опустошениями и Иеремия всюду говорит о них, а что до Иезекииля, то он начинает с опустошений и завершает утешениями. Исайя же всюду говорит об утешениях. Опустошение мы соединили с опустошением, а утешение с утешением". Такой порядок сохранился в некоторых немецких и французских манускриптах. Однако нам думается, что нет оснований отступать от традиционного масоретского порядка: Исайя, Иеремия, Иезекииль, Двенадцать.


^ ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

3211232224052812.html
3211335802438578.html
3211428337281449.html
3211601258434627.html
3211755651364033.html